Призма Путина: Проблемы России нельзя решить без кардинального изменения политики

Призма Путина: Проблемы России нельзя решить без кардинального изменения политики

Авторы: Йен Прайд и Сюзанн Стаффорд

Специально для Письма Инвесторам, Diamond Age Russia Fund

В то время, как 2014 год, этот необычайно полный событиями год, приблизился к завершению, Россия снова попала в заголовки мировых СМИ по довольно нерадужному поводу. Коллапс нефтяных цен спровоцировал падение рубля, вызывающее мрачные воспоминания о 1998 годе, когда широкие массы изучили новое для себя слово «дефолт».

Российские и западные аналитики наперебой предлагают бесчисленные  меры для решения этих проблем, но немногие понимают не только почему эти меры не будут введены, но и не сработали бы, если бы даже и были введены.

По мнению многих аналитиков, кризис с Украиной и Крымом и сделка с газом между Россией и Китаем показали слабость российской экономики. В конце апреля МВФ заявил, что страна уже испытывает рецессию – несмотря на то, что стоимость нефти была более $100 за баррель. Если так, то это уже была бы вторая рецессия в России в течение последних пяти лет. По состоянию на октябрь 2014 года, однако, Россия избежала рецессии, но большинство экспертов прогнозировало стагнацию и рост инфляции.

После этого, однако, Россия столкнулась с тем, что многие называют «идеальным штормом». Тем не менее, большинство наблюдателей не понимает истинных причин текущего состояния российской экономики. 26-го марта 2014 года, например, Всемирный банк заявил, что…

В прошлом недостаточное внимание к проведению полномасштабных комплексных структурных реформ привело к ослаблению доверия инвесторов, что скрывалось за моделью экономического роста, основанной на крупных инвестиционных проектах, неуклонном повышении зарплат в государственном секторе и трансфертов, чему способствовали значительные нефтяные доходы. Последние события вокруг крымского кризиса привели к тому, что сохраняющиеся долгое время проблемы доверия переросли в кризис доверия и обострили экономические недостатки действующей модели роста.

Это просто-напросто неправильно. Всемирный банк не понимает термина «проект» – временные усилия сделать что-нибудь сверх нормального бизнеса, и ничего не «скрывалось», так как это было очевидно с самого начала, что в случае России такие проекты действительно мало сделали для диверсификации экономики страны, не говоря уже о решении глубоких основополагающих структурных проблем. Именно поэтому осведомленные эксперты по России давно предупреждали о надвигающихся проблемах – даже во время бума между 2000 и 2008 годами.

На самом деле, слабая экономика России и неспособность проводить реформы неразрывно связаны с веками элитного правления и контрпродуктивной политикой страны с 2000 года, особенно после 2004-2005 годов, когда начальный прорыв в реформах застопорился.

Британский историк Джеффри Хоскинг (Geoffrey Hosking) отметил в своей книге 1997-го года «Россия: Народ и Империя 1552-1917»:

Поражает не тот факт, что Россия была экономически отсталой в шестнадцатом, восемнадцатом или в начале двадцатого веков, а то, что любая попытка реформирования и модернизации в долгосрочной перспективе воспроизводила эту отсталость… экономическая политика, которая считалась необходимой для поддержания империи, систематически сдерживала предпринимательский и производительный потенциал масс людей.

Черного кобеля не отмоешь добела!

В своей статье 2003 года ‘The Russian Conundrum‘ («Русская загадка») для научного журнала «Cambridge Review of International Affairs» соавтор Йен Прайд заявил, что

Россия возобновила многие реформы, которые были остановлены во время нестабильности после краха и дефолта августа 1998-го года, и предпринимает серьезные шаги для создания условий устойчивого экономического роста. Тем не менее, реализация будет трудной, и промахи политики будут стоить дорого.

Почему? Потому, что воплощение реформ в жизнь в России всегда вызывает трудности и упорное сопротивление – вспомнить, к примеру, как Петр Великий резал бороды своих бояр – потому, что если произойдет большое и устойчивое падение цен на нефть, Россия будет испытывать серьезные трудности, да и потому что пока инвестиции в другие секторы, кроме энергетики, оставались слишком низкими. Российская элита также признала, что масштабная реформа была необходима, если страна не хочет стать страной третьего мира.

Идеология «возрождающейся России» погасила страх ранних 2000-х годов стать страной третьего мира, но, вплоть до глобального финансового кризиса в 2008 году, мы продолжали предупреждать на английском и русском языках, что Москвой не были проведены полноценные реформы, пока господствовали благоприятные условия. [Многие наши предупреждения находятся на этом же сайте].

Подзаголовок книги профессора экономики Стивена Розефилда (Steven Rosefielde) 2005-го года Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл объясняет почему.

В книге «Россия в 21-м Веке: Блудная Сверхдержава», Розефилд продолжает суть аргументации Хоскинга в советский, ельцинский и путинский периоды, отметив, что «глубинные структуры» России и решения, датируемые с утверждения «московской модели» в период после монгольского ига, сейчас проявляются в модернизированной, либерально-самодержавной форме: патримониализм, патриархат, воровство, круговая порука, грабеж, протекционизм, верноподданичество и крайнее неравенство. Верховенство одного человека не ослабевает, и права на собственность не являются неприкосновенными, как обнаружил Михаил Ходорковский и другие, рангом пониже. Последним резонансным примером стало дело Владимира Евтушенкова, которого поместили под домашний арест в сентябре 2014 и освободили в декабре, после того, как его нефтяная компания Башнефть была национализирована.

Профессор Розефилд также утверждает, что в 2000 годы потенциал экономики был едва ли больше, чем во время советского периода, и она остается «структурно военизированной», т.е. речь идет о…

…продуктивной системе с большим встроенным военно-промышленным сектором, способным убедить политических лидеров обеспечить достаточные ресурсы для противостояния наихудшим из угроз безопасности в долгосрочной перспективе.

Вкратце – экономика по-прежнему доминируется заботами безопасности со стороны руководства страны, генерального штаба и военно-промышленного комплекса. Проще говоря, безопасность и геополитика доминируют над экономикой. По прогнозам Розефилда, если ситуация не изменится, России придется выбирать «между пушками и маслом».

Вот и российский экономист Евсей Гурвич, член Экономического совета при Президенте РФ, практически повторяет мнение профессора Розефилда в статье под названием ‘Пушки или Масло – выбор между вооружением и потреблением‘ 23-го апреля 2014 года в газете Ведомости, совместной публикации газет Financial Times и Wall Street Journal, одной из ведущих в России бизнес-газет.

Гурвич отметил, что при уровне 4.5% военный бюджет России в процентном выражении от ВВП почти в два раза выше среднего уровня в мире и у НАТО, которые тратят 2.5%, в то же время как расходы РФ на оборону увеличатся на 61% в течение 2014-2016, а расходы на здравоохранение и образование вырастут только на 22-23%. Это на фоне застойной в значительной степени экономики вплоть до 2030 года, как Министерство экономики РФ и прогнозировало уже в 2013 году.

Гурвич также отметил, что российская общественность оставалась в неведении относительно этих расходов, так как они почти не обсуждались на радио и телевидении, основных источниках информации для большинства россиян. Вместо этого, российское телевидение сосредотачивало свое внимание на более ограниченном вопросе санкций.

Давление на российскую экономику и факторы, сдерживающие рост, конечно, значительно выросли со времени публикации статьи Гурвича в апреле, но западное мнение о том, что санкции вынудят Путина поменять направление могут быть далеки от истины.

Как показал провал уличных демонстраций еще несколько лет назад, российский средний класс по-прежнему мал, или, по крайней мере, слишком апатичен, чтобы сильно протестовать, в то время как – по наблюдению российских либералов – большая часть населения России может легко выжить на своей традиционной диете из «водки и картошки».

Недавно наша знакомая, вернувшаяся этим летом в Россию после двух лет работы в США, сообщила, что ее мать выразила распространенное здесь мнение, что «аннексировать Крым было необходимо, независимо от того, чего это стоило».

Короче говоря, Путин поменял приоритет Ельцина поправить в первую очередь экономику и сократить претензии России как великой державы – и большинство россиян это поддерживает, по крайней мере сейчас.

Провал нефтяных цен и рубля проверят это предположение. Несомненно все будет зависеть от того, насколько плохо все будет.

Однако также ложно предполагать, как это делают многие аналитики, что санкции не работают. Как указала немецкий министр обороны Урсула фон дер Лайен, без санкций Россия, возможно, пошла бы еще дальше.

Многие аналитики на Западе, практически ни один из которых не является экспертом по России, сравнивают якобы динамические ходы Путина со «слабаками» дома, но многие в политической и бизнес-элите России думали, что «рокировка» с Медведевым была ошибочной в связи с огромными структурными проблемами страны, большинство из которых нельзя решить даже в среднесрочной и долгосрочной перспективе, и прогнозы на этот счет неутешительны. В результате у Путина практически нет стратегии политического выхода. В самом деле, многие в Москве считают, что именно по этой причине и был присоединен Крым к РФ, хотя президент вряд ли ожидал серьезные санкции, упорное украинское сопротивление или падение нефти.

Огромные проблемы России включают ее нереформированную – и, возможно, нереформируемую – экономику с ее зависимостью от энергоносителей, и угрозы для нее создают не только сланцевая нефть и газ, но и развитие альтернативных источников энергии, демографический кризис и снижение уровня человеческого капитала.

Возьмите энергетику. В декабре 2011-го года и опять в декабре 2012-го года мы предупреждали про огромные угрозы российской экономике, и от сланцевой нефти и газа, и от прорывов в области альтернативной энергетики. Некоторые эксперты сейчас говорят, что возобновляемые источники энергии могут заместить углеводороды уже в ближайшие 20-30 лет, как, например, мог бы сделать прорыв прорвы в ядерном синтезе. В середины 2014-го года автомобильная компания Toyota объявила, что она готовит запуск производства автомобилей, работающих на водороде. Такие моторы, очевидно, не требуют ископаемого топлива, а их единственным выхлопом будет вода. Автомобили будут продаваться за всего лишь $62000.

В декабре 2014 года журнал Bloomberg (Блумберг) поместил эту статью себе на обложку.

20-30 лет, возможно, звучит как очень большой период времени, но несколько лет назад Герман Греф, бывший Министр экономики и торговли, а теперь глава Сбербанка, сказал журналисту Владимиру Познеру, что развитие российского автопрома займет 10-15 лет, если предположить, конечно, что оно будет успешным.

Российская элита говорит, что западные санкции дают стране шанс развить свою промышленность, но скорее всего это просто попытка выдать желаемое за действительное, и развить секторы, которые будут конкурентоспособными на международном уровне при «московской модели», будет крайне сложно. Самый знаменитый экспортный продукт России – пожалуй, «калашников», технологии которого были разработаны в сороковых! Это только одна иллюстрация глубины проблем России. Авторы были связаны с Советским Союзом, Россией и СНГ с 70-х и слышали множество громких заявлений о прорывных разработках в науке, технике и о продуктах, «не имеющих аналогов нигде в мире!» Мы не знаем ни одной такой разработки, которая была бы успешно воплощена в глобальном масштабе в коммерческом план.

Стареющее население России резко уменьшилось с начала 1990-х годов и, хотя было небольшое увеличение рождаемости с 2009 года, темпы роста населения упали, но в то же время мусульманское население быстро растет. (Им)мигранты из Средней Азии и других стран «пополняют» дефицит населения, но в основном работают как строители или уборщики в торговых центрах, и у них нет тех квалификаций, которые отчаянно необходимы России для ее модернизации. Десять миллионов россиян должны выйти на пенсию в ближайшие десять лет, а самые яркие и лучшие кадры уезжают из страны в массовом порядке – 40000 российских программистов работают в одной только Кремниевой долине. В 2013-ом году Национальное бюро экономических исследований США (National Bureau of Economic Research) опубликовало отчет, по которому фискальная нехватка России (то есть разница между дисконтированной стоимостью будущих расходов страны и ее будущими поступлениями) в 2013-ом году достигла колоссальных 28 трлн. долларов США! «Однополярный» момент России после Крыма будет мимолетным и уже сходит на нет.

Советский Союз/Россия переживает спад с середины 1970-х годов, но президент не может решить проблемы не только потому, что соотношение сил неизбежно двигается против страны, но и потому, что больше демократии и экономической эффективности поставило бы под угрозу правление элиты, по теориям Хоскинга и Розефилда.

Скачок российской экономики из-за устойчово поднимавшихся цен на сырье давным-давно исчерпал себя, но вместо срочных реформ, все большая автократия подорвала новые и хрупкие демократические институты России, и все более растущая бюрократия и коррупция душат малый и средний бизнес, главный стержень каждой развитой экономикой, в колыбели.

Таким образом, Россия остается глубоко в многовековом тупике, независимо от любого текущего скачка популярности президента, и даже не начала строить общество, основанное на доверии, понятии совершенно чуждом стране и руководству, размышляющему в категории игр с нулевой суммой.

В дополнение к страху руководства потерять контроль, шизофренический менталитет страны также препятствует ее прогрессу.

Россия продолжает колебаться между двумя полюсями, несмотря на их логическую несовместимость. С одной стороны, Россия страдает от огромного комплекса неполноценности, рожденнего от постоянного осознания собственной отсталости в сочетании с поразительной неспособностью правильно обустраивать одновременно свою политику и экономику. С другой стороны, у нее есть глубоко укоренившееся высокомерие, рожденное ее имперским прошлым. Большинство людей на Западе не знают, что имперский период России длился гораздо дольше, чем у тех же морских держав – Португалии, Испании, Великобритании, Голландии и Франции.

Руководство России иногда показывает проявления этих крайностей.

Говоря о неудачной денежной реформе правительства, тогдашний премьер-министр Виктор Черномырдин в 1993 году произнёс фразу, которая стала крылатой, поскольку показала российскую действительность в целом:

хотели как лучше, а получилось как всегда

Владимир Путин дал волю типичному высокомерию России, ее отрицанию проблем и обидчивости в Давосе в 2009-ом году, отклоняя предложение помощи в развитии российской экономики и в выходе из кризиса от Майкла Делла, генерального директора одноименной компании:

Фокус в том, что нам не нужно помогать, мы не инвалиды. Реально нужно помогать бедным, нужно помогать людям с ограниченными возможностями, нужно помогать пенсионерам, нужно помогать развивающимся странам…

Россия, таким образом, безусловно, продолжит вредить себе, чтобы досадить другому – это гораздо лучше, чем потерять лицо, признав свою слабость Западу.

Россия остается ядерной сверхдержавой и самой большой страной в мире по территории, но если существующие тенденции сохранятся, население России сократится до 100-107 млн. до 2050 года, хотя стране и так уже не хватает населения, чтобы эксплуатировать свои ресурсы и увеличить производство, в то время как продолжается подъем Китая, Индии, Индонезии, Бразилии, Нигерии и других стран с более крупными и быстрее растущими населениями и более динамичными экономиками. В результате Россия, в относительном выражении, уступит другим странам и отойдет в сторону от международных дел в ближайшие десятилетия, так как ее экономический рост будет ниже, чем среднемировой.

Единственным «правильным» решением Москвы остается модернизация, а не расширение территории, состоящей из бедных и отсталых регионов, таких как Крым или Восточная Украина, которые требуют огромных инвестиций и субсидий, и сопряжены с огромными упущенными возможностями. Удивительно, что российская элита, по-видимому, считала, что она может это все себе позволить это все себе позволить, но уже в марте 2014-го года одна западная публикация оценила стоимость Крыма только за первый год примерно в $440 млрд – не включая санкций.

До сих пор Россия всегда искала модернизацию на Западе, но игнорирует советы Запада на протяжении веков, в то же время пытаясь его догнать – всегда безуспешно из-за настроенности своих правителей на империю и самодержавие.

Если говорить коротко, как отмечает профессор Розефилд, Россия модернизировалась, но не вестернизировалась. Многие российские и западные аналитики утверждают, что Путин не только сделал неэффективными и без того шаткие российские институты, такие как политические партии, парламент и судебная система, но и достиг беспрецедентной концентрации власти в собственных руках, с тем, чем это грозит для пост-путинского периода, когда бы он не начался.

Россия по-прежнему совершенно не понимает безмерно превосходящую гибкость и устойчивость западных экономик и демократий по сравнению с другими видами политического строя, как объяснили Адам Смит, Алексис де Токвиль, Карл Поппер и многие другие. Их способность к самокоррекции абсолютно контрастирует с закостенелостью авторитарного режима, совершающего одни и те же ошибки снова и снова. Неспособность России воспроизвести устойчивый качественный рост по крайней мере с 1913 года – тому подтверждение.

Если бы в 1990-ом или 2000-ом годах Россия приняла бы однозначное решение присоединиться к западному клубу – с большим отрывом являющейся самой богатой, здоровой и безопасной группой стран в мировой истории, несмотря на свои нынешние проблемы – она могла бы не только модернизировать, но и вестернизировать свое общество, промышленность, науку и технологию, увеличить экспорт и поставить свой рост на более устойчивую основу и, наконец, покончить со своей параноидальной заботой о безопасности, так как либеральные демократии не воюют друг с другом.

Короче говоря, она могла бы способствовать созданию того, к чему призывал раньше Анатолий Чубайс – «либеральной империи» опоясывающей Северное полушарие, хотя даже в этом случае Россия просто не может отказаться от своего имперского мышления.

Вместо этого Россия предпочитает провальную политику последних 300 лет и связанную с ней относительную бедность. Поэтому Москва в настоящее время меняет вектор в сторону Азии, но ее украинская политика сделала ее заложником своего бывшего ученика, Китая – гораздо более динамичную страну с гораздо большим имперским высокомерием, чем сама Россия. Но этот разворот скорее всего закончился, так и не начавшись. Независимые эксперты в области российской энергетики говорят, что Китай не нуждается в российским газе, даже по цене ниже себестоимости и, как признал недавно Герман Греф, азиаты также не выстраиваются в очередь, чтобы инвестировать в Россию.

Йен Прайд – Основатель и Генеральный директор, Eurasia Strategy & Communications

Сюзанн Стаффорд – Старший советник, Eurasia Strategy & Communications

Заметка от Славы Рабиновича, Глава Московского филиала Diamond Age Investment Advisors Limited:

Изначально статья «Призма Путина» была написана Йеном Прайдом и Сюзанн Стаффорд из компании «Евразийские Стратегии и Коммуникации» несколько месяцев назад специально для письма инвесторам Diamond Age Russia Fund, но поскольку письмо не выходило с июня 2014 года, а вместо него Инвестиционный Консультант сейчас регулярно пишет на Facebook, статья так и не была формально опубликована, до этого момента.

Летом 2014 года очевидно невозможно было предвидеть весь этот «идеальный шторм», который сейчас ударил по России: быстрое падение цены на нефть и сопутствующее падение рубля усугубили проблемы уже впавшей в застой или даже сокращающейся экономики и международных санкций.

Авторы показывают, однако, что эти проблемы и неспособность реагировать на них почти полностью явились результатом собственных промахов России, несмотря на заявления Москвы: как говорят экономисты, проблемы России не экзогенны, а эндогенны.

В то время как 2014 подошел к концу, статья Йена и Сюзанн остается важной, поскольку она является одним из немногих анализов, опубликованных на английском или русском языках в этом или прошедшем году, который бросает более широкий взгляд на прошлое России и ее долгосрочные перспективы.

Авторы лишь незначительные дополнили и обновили статью, поскольку последующие события подтвердили обоснованность их анализа и прогнозов.

 

Leave a reply

Your email address will not be published.